Титульная Сафиоллин Алексей Маулитжанович Статьи, интервью

2030. Стратегия постоянства. Мы здесь навсегда

Версия для печати Версия для печати
2030. Стратегия постоянства. Мы здесь навсегда
01-08-2012

 

Вот уже больше двух месяцев идет обсуждение, пожалуй, главного регионального документа – Стратегии развития Югры до 2030 года. Представленный разработчиками проект реакцию – со стороны экспертов и населения – вызвал неоднозначную, от жесткой критики до почти панегириков. Только на специально созданном для обсуждения документа сайте высказалось более трех с половиной тысяч человек, что, в общем, лишний раз доказывает социальную значимость вопроса. Мы поинтересовались мнением относительно Стратегии-2030 у замглавы администрации Сургута по экономике и финансам Алексея Сафиоллина (отвечает за экономическое развитие Сургута).
 
Новости по теме:

 

- В рамках обсуждении Стратегии-2030 состоялось множество встреч с чиновниками, общественными организациями, депутатами, строителями и так далее. И почти всегда документ критиковали, хвалебные отзывы можно встретить разве что на специально созданном для обсуждения Стратегии сайте. Как вы думаете, почему документ вызвал к себе такое отношение? Он действительно не доработан?
 
- Впервые Стратегия была вынесена на публичное обсуждение, благодаря этому у каждого югорчанина появилась возможность высказать свое мнение или сделать конкретное предложение, которое способно помочь региону развиваться. Уверен, что конечный результат будет зависеть от того, насколько качественно разработчики Стратегии подойдут к тем замечаниям и предложениям, которые были высказаны жителями Югры, администрациями муниципальных образований, отраслевиками и другими.
 
Сегодня задача администрации – проанализировать поступившие предложения, собрать их в содержательный пул и затем интегрировать в Стратегию. И еще мы пригласили разработчиков Стратегии в Сургут для более качественной подготовки документа с учетом интересов крупнейшей агломерации автономного округа. Это надо обязательно сделать, иначе люди не поймут, для чего это были проведены все эти общественные слушания, если их мнение в конечном счете не будет учтено. А потерять доверие населения очень бы не хотелось.
 
По сути, впервые губернатором и правительством задан очень серьезный тренд, когда граждане Югры, бизнес и власть, будучи равноправными партнерами, решают задачу развития гражданского общества через повышение качества Стратегии, следствием чего будет и рост качества жизни.
 
Известно, что бедность бывает двух видов – социальной и материальной: и первая является причиной второй, а не наоборот. Именно благодаря преодолению социальной бедности многие территории и страны побороли бедность материальную. Поэтому социокультурное обогащение Югры должно строиться на системе ведущих ценностей, осознано выбранных и согласованных между собой. Это и будет идеологией Югры на долгие годы вперед.
 
Одной из главных ценностей, выявленной в процессе проходивших общественных слушаний, стал факт того, что жители Югры больше не воспринимают себя временщиками. Они хотят жить в Ханты-Мансийском округе, и чтобы здесь жили и могли реализовывать себя их дети. А для этого необходимо сделать Югру инвестиционно-привлекательной территорией.
 
И здесь важно помнить, что инвестиции – это следствие деятельности людей. Поэтому одна из главных наших текущих и перспективных задач – победить в борьбе за человеческий капитал. Если мы не сможем удержать высококвалифицированных специалистов, которые сегодня работают на предприятиях ТЭК и в других отраслях экономики, если не привлечем в автономный округ новые умы, не обеспечим требуемое им качество жизни, мы не сможем полноценно жить в будущем. В этом случае мы будем лишь влачить жалкое существование, как это прописано в пессимистическом сценарии Стратегии-2030.
 
В свое время, в 1961 году, Джон Кеннеди поставил перед американской нацией главную, стратегическую задачу, которая казалась фантастикой: высадить американцев на Луне и вернуть их на Землю. Это и помогло американцам сделать мощнейший рывок в развитии – на эту сверхзадачу начали работать все: люди, предприятия, наука, целые отрасли. В 1969 году Америка высадила Луи Армстронга и его команду на спутнике Земли.
 
Сегодня такой сверхзадачей, которая бы помогла Югре сделать рывок в развитии, может стать освоение так называемой Баженовской свиты – глубоко залегающих пластов нефти и газа. Решая эту задачу, переломив ситуацию именно в ближайшие годы и создав через науку высокотехнологичные производства, которые заставят работать низкодебетные скважины, углубляться в Баженовскую свиту, мы сможем планировать будущее Югры не до 2030 года, а как минимум на 100-150 лет вперед.
 
- Возможно, буду излишне субъективен, однако постановка задач и механизмов их решения – самое слабое звено Стратегии…
 
- Давайте все-таки не будем критиканствовать, хотя бы потому, что и задачи в Стратегии обозначены, и приведены пути их решения. Так, разработчики документа указали, что Югра является регионом, который можно назвать локомотивом роста всей российской экономики, регионом, где необходимо сформировать лучшие стандарты качества жизни и социального благополучия. Разве это не задача, которая и обозначает глобальный посыл Стратегии как таковой? Другое дело, что необходимо эту большую цель разбить на подцели и по каждой из них прочертить четкие векторы движения.
 
- Какими, по вашему, должны быть эти подцели?
 
- Они хорошо известны. Надо разделить сырьевой и несырьевой секторы экономики, добиваться глубокой переработки сырья, выделить отдельно науку и экологию, сформулировать задачи строительства транспортной инфраструктуры, обеспечить округ объектами социально-культурного назначения. При этом каждую из задач следует решать, опираясь на новые стандарты качества.
 
- Где на это все взять деньги, ведь речь идет о сотнях миллиардов рублей?
 
- Об источниках финансирования я еще скажу, а пока хотелось бы подробнее остановиться на каждом из перечисленных направлений, требующих развития.
 
Итак, развитие секторов экономики. Сегодня доля топливно-энергетического комплекса занимает более 90 процентов в общем объеме валового регионального продукта. И наша задача максимум заключается в том, чтобы, не снижая объемы ТЭК в натуральных величинах, существенно увеличивать долю несырьевого сектора. Естественно, что добиться этого можно в первую очередь за счет глубокой переработки углеводородов.
 
Замечу, что развитие сырьевого сектора во многом определяется политикой федеральной власти. Именно в ее полномочиях обеспечивать условия для увеличения объемов добычи нефти разными способами, и в первую очередь – за счет увеличения объемов геологоразведки силами федерального бюджета и нефтегазодобывающих компаний. В Стратегии-2030 в пессимистичном сценарии прописано снижение объемов нефтедобычи на 50 и более миллионов тонн к сегодняшним уровням. Это произойдет, если не будет достаточно средств вкладываться в бурение, в разведку новых месторождений. Кроме того, у нефтяных компаний сегодня простаивают низкодебетные скважины, которые могли бы ежегодно давать 40-50 миллионов тонн дополнительно. Кстати, губернатор Наталья Комарова говорила об этом ранее: необходимо создать условия, при которых такими скважинами мог бы заниматься некрупный бизнес или созданная новая госкорпорация.
 
- Тогда придется поменять федеральное законодательство…
 
- В Стратегии должны быть обозначены все задачи, которые необходимо решать. И если для этого следует изменить федеральные законы, в работу должны включаться депутаты Госдумы, представляющие Югру, и профильные министерства. Это тоже поможет реализовать тот потенциал, который имеется у Ханты-Мансийского округа и который оказал бы влияние на экономику всей России.
 
- А что с несырьевым сектором? Тут, кажется, все решается на региональном уровне?
 
- Рост физических объемов несырьевого и обрабатывающих секторов – это как раз то, на что можно влиять на уровне региона. И здесь очень важным я бы назвал науку, которая и способна дать толчок к увеличению показателей по всем секторам экономики, и в первую очередь – сырьевого. Развитию многих муниципальных образований Югры сегодня может способствовать совершенствование научного потенциала. Согласно принятой Стратегии развития Сургута до 2020 года, город имеет точки роста по формированию инновационного научно-технического центра для разработки технологий нефтедобычи, энергетики, переработки, в том числе попутного нефтяного газа, и создания экологических программ, влияющих на мировую геосистему. Сургутский госуниверситет и Ресурсный центр Сургутского профколледжа соседствуют с мощнейшими высокотехнологичными предприятиями ТЭК и их производствами. Уверен, к 2030 году мы способны совместно изменить, если поставим такую цель, систему профессионального образования, создать центр российского уровня и претендовать на мировое лидерство в создании инноваций и экологических программ, которые позволят повышать уровень добавленной стоимости извлекаемых ресурсов без негативного влияния на экологию.
 
Для этого необходимо создать в Стратегии социально-экономического развития Югры конкретную целевую программу, рассмотреть источники ее финансирования не только за счет государства, но и активно привлекая бизнес.
 
- ГЧП, видимо, может применяться не только для развития науки, тем более, что наши градообразующие предприятия итак тратят деньги на научно-технические разработки?
 
- Совершенно верно – в самой идее партнерства бизнеса и власти заложен огромный практичный потенциал. Поэтому вторым не менее важным направлением Стратегии-2030 можно назвать опережающее развитие объектов транспортной инфраструктуры. В действующей редакции документа содержится конкретный перечень объектов, которые, по мнению разработчиков, необходимо построить до 2030 года. Считаю, что разработчикам еще раз необходимо просчитать эффективность вложения бюджетных средств в строительство каждого из объектов, и в первую очередь – к небольшим по численности труднодоступным населенным пунктам. Как альтернативу, можно просчитать возможность развития малой авиации – вертолетной и водной, которая бы обеспечивала связь таких населенных пунктов с другими территориями Югры. Это было бы намного дешевле и оперативнее: малая авиация заработала бы уже в самое ближайшее время, а строительство автодорог требует многомиллиардных бюджетных средств и длительного времени. В Стратегии, к тому же, не указано, сколько средств из бюджета необходимо будет ежегодно тратить на содержание этих дорог, часть из которых – ведомственные, то есть возводимые для обеспечения доступа к осваиваемым месторождениям. А вертолеты и самолеты очень бы сегодня пригодились и для тушения лесных пожаров.
 
Сегодня межрегиональная сеть автодорог Югры, существующая между крупными городами, является частью стратегических направлений транспортной стратегии России, таких как «Запад-Восток» и «Север-Юг». Количество передвигающегося по этим трассам автотранспорта ежегодно увеличивается, причем в первую очередь за счет транзитного транспорта. Сегодня в сутки по основным дорогам проходит 10-15 тысяч автомобилей, хотя еще каких-то десять лет назад поток не превышал пяти тысяч единиц. И уже сложились «узкие» места, которые не только мешают развитию экономики, но и создают серьезные проблемы с точки зрения безопасности, здесь гибнут люди. В том числе это касается жизненно важного участка «Нефтеюганск-Сургут», где назрела необходимость строительства второго моста через Обь, который, кстати, включен в Стратегию-2030.
 
Назрела необходимость и перевода участка трассы «Нефтеюганск-Сургут» к дорогам первой категории, что также способствовало бы экономическому развитию территории. Сегодня этот участок местами имеет двухполосное движение, что абсолютно не отвечает требованиям времени: сургутско-нефтеюганская агломерация – явление де-факто, но в Стратегии совершенно не прописано, как развивать эту агломерацию с точки зрения транспортной инфраструктуры. А ведь Сургут – крупный логистический узел, с мощным международным аэропортом, пропускающим больше миллиона 200 тысяч пассажиров в год, что делает его одним из крупнейших в России. Уже с учетом одного этого обстоятельства расширение дороги между Сургутом и Нефтеюганском – важнейший стратегический шаг. Кроме этого, в Стратегии необходимо рассмотреть вопрос расширения автодорожной сети и в самих муниципальных образованиях. Мы уже сегодня начинаем задыхаться от пробок. И тут тоже требуется понимание того, какой будет ситуация к 2030 году внутри крупных городов.
 
- Сургут, как и ряд других муниципалитетов автономного округа, испытывает недостаток не только в автодорогах, но и школах, детских садах, кинотеатрах…
 
- Это как раз третье направление, которое я бы хотел выделить – развитие самих городов. Необходимо смотреть на данный вопрос с точки зрения повышения именно качества жизни. Если мы обеспечим его рост, комфортность проживания, это повысит и привлекательность автономного округа в глазах людей. И сегодня многие жители Югры уже не воспринимают себя временщиками, они хотят здесь жить и работать, и чтобы здесь жили и работали их дети. Но для этого наша территория должна развиваться опережающими темпами, опережающими в сравнении с другими территориями России. Создавая условия для развития человека, его духовного и профессионального потенциала, мы создаем условия для развития Югры.
 
Перспективы города Сургута, за что я и отвечаю сегодня, напрямую зависят от задач, принятых в Стратегии развития Югры-2030. И, конечно, в рамках этого документа мы будем корректировать свою стратегию, рассчитывая ее до 2030 года.
 
- Каким должен быть этот документ?
 
- Документ должен представлять собой многостороннюю квалифицированную разработку перспектив развития города. Однако хорошо известно, что если Стратегия ежегодно не пересматривается, она теряет практическую ценность. Поэтому мы тоже начинаем работу по своему документу, определяющему развитие Сургута. И те предложения, которые были сформулированы жителями города и войдут в окружную стратегию, обязательно станут маяками в образе желаемого будущего Сургута на перспективу 15-20 лет.
 
Я говорю об обобщенной концепции будущего муниципалитета. Каким должен быть Сургут – ориентированным на образ совершенного российского или зарубежного города, или мы сами должны построить собственный образ такового с учетом климатических, ресурсных и других особенностей Сургута. Так что VISION (образ желаемого будущего) необходим как целостный, системный ориентир развития города в отличие от его фрагментарного развития по отдельным сферам деятельности, не замкнутым на общий фокус (как это, к сожалению, характерно для Стратегии-2030).
 
Такой VISION не будет ни проектом, ни моделью, ни конструкцией, а именно образом, т.е. сугубо концептуальным, обобщённым желаемым состоянием города через 15-20 лет. И сам VISION также будет меняться по мере приближения к заданному сроку. В то же время, VISION должен быть практичным, т.е. иметь качественные обоснования и быть убедительным.
 
Поэтому мы направляем губернатору Югры и разработчикам все предложения за подписью главы Сургута Дмитрия Попова и надеемся, что большая проделанная работа задаст стратегические цели и определит тактические задачи через социально-экономические программы с целевыми показателями, влияющими на будущее жителей всей Югры и в том числе – конкретно Сургута.

 

Гость

 

Версия для печати

Комментировать

Комментарии

Категорически СОГЛАСЕН! 01-08-2012

Наш опрос

Каким должен быть Сургут?

Сколько служат светодиодные лампочки?

В каком торговом центре города Сургута, вам больше всего понравилось?